Previous Entry Поделиться Next Entry
women commentators, Варшава, 3-23 октября.
ммм
lusine_djanyan


3 октября в Варшаве открылась выставка Woman Commentators. Фонд Katarzyna Kozyra foundation и куратор Катя Крупенникова решили посвятить второй фестиваль диалогу между российскими и украинскими художницами.

На открытии был украинский борщ, горилка, вареники. Чудесная атмосфера, во дворе музея польские ребята, вокальная гоуппа, пели украинские народные песни: грустные, мелодичные.

Я показала мордовские плакаты и маленький мордовский митинг.

Второй день дискуссий и встреч с художницами-участницами проекта, в Варшаве, в здании музея, в котором проходит выставка и по сей день, был отдан трем художницам.

Свой час я потратила на рассказ о том, чем занимался 'Штаб Толокно' в течение месяца прошлого года в Мордовии, возле исправительных учреждений, ИК-14 п.Парца, больницы ЛПУ-21 п.Барашево и здания УФСИН по респ.Мордовия в п.Явас. Мои любимые читатели все это хорошо помнят. Не буду повторяться.



Презентация, рассказ о мордовском искусстве прямого действия. 5 октября

После меня выступала художница из Украины. Она посвятила свой рассказ участию в (!) "Манифесте 10".

Для меня это было очень странным, я несколько раз попросила прощения за свой вопрос и свои аргументы. Я выслушала очень внимательно все, что рассказала сама художница о своем участии, услышала про "финансировала Россия не полностью, а только часть, некоторую часть выделили фонды", "многие бойкотировали", но художница решила попробовать "вступить в диалог", "познакомилась с Пионтровским" итд.

Когда начали задавать вопросы, я, извините, не выдержала, мой вопрос звучал примерно так, начала я по-английски, но сбилась на русский, (ереводчик не растерялся, гости оживленно слушали:

Как может художница из Украины надеяться на диалог со страной-агрессором, страной, посылающей своих солдат, армию, провокаторов, боевиков и фсбшников убивать твоих граждан, страной, отрицающей присутствие рос.солдат и армии на территории суверенной страны, страной, аннексировавшей часть этой самой суверенной страны, страной, поддерживающей сепаратистов и бандитов (днр лнр), страной, которая готова посадить на 7 лет девочку, осмелившуюся провести марш за федерализацию Кубани, но полностью, посредством СМИ поддержавшей "референдум" в Крыму. Как? Как художница, столько дней, сочувственно рассказывающая о Майдане, о травме пост-майдана, о жертвах, о войне, которая пришла в её дом, едет в страну-захватчицу и участвует в "празднике жизни" и ширме под названием "а в России есть современное искусство!"? Читала ли она письма о бойкоте, которые написали Маша, Надя и другие художники, о письмах, которые писали организаторы, о том, что идею бойкота поддержали многие российские художники - Юрий Альберт, Звездочетова и другие. Что не кажется ли ей непоследовательным ждать диалога, который невозможен? Вспомнила я и о работе Маруси Куликовской, которая приехала на Манифесту, завернулась в украинский флаг и лежала на ступенях, а люди (как наш арт-пласт любит выражаться, что Манифеста - прежде всего площадка для любителей искусства, что большинство посетителей из мира искусства) и эти самые посетители говорили Марусе, проходя мимо нее: "девушка, можно мы сверху сядем на вас и насрем!" (Я взяла это из ее странички в фейсбук.) Что это единственная живая и дышащая работа, не вылизанная цензурой и что именно в ней и случился тот самый диалог на пике войны? Диалог художника из страны, родину которой отняла моя страна! (Маруся - эмигрировала в Киев из Крыма, ей присвоен номер)
Я спросила: а что изменило твое участие в проекте, твои проект как поменял ситуацию и где тот самый диалог?

Мне ответили, что так можно думать о любой выставке и задать подобный же вопрос и про эту выставку в Варшаве.

Стоп!
Это не так. Я приехала в свободную страну, страну, которая не нападает на соседнюю, в страну. В противном случае, меня лично тут не было бы.

Внятного ответа я так и не услышала. Другая украинская художница, из Одессы, как я узнала потом, перешла через весь зал ко мне, стала причитать "Что такое?! Что это такое?!", особенно оскорбленная, наверное, и приблизила к моему глазу камеру, и снимала меня, что это было? У меня красивый глаз, его можно фотографировать, но станет ли от этого её совесть чище? Или эти девушки не задавались таким вопросом?

Я всего лишь спросила и хотела понять - как возможно такое?

Добавлю, что я сто пятьдесят раз извинилась, мне всегда очень неловко участвовать в таких дискуссиях, переходящие в ругань, я успела кроме серьезных вещей и пошутить про "художник всегда прав", но я не хотела услышать на свое "Как ты смогла приехать?" - "Ну, как, Лусинэ, я купила билет и приехала."




  • 1
Прекрасно выглядишь. Очень понравилось платье на 1-м фото.

По поводу "агрессоров". После сожжения заживо людей в Одессе 2 мая мне с ЭТИМИ говорить не о чем. Так нельзя. Я против геноцида любого народа.

  • 1
?

Log in